Переводы

Пружины времен перстройки

ЛИЯ ИВАНЯН РАССКАЗАЛА О СВОЕМ ТВОРЧЕСТВЕ, ОТВЕТИЛА НА ВОПРОСЫ, поделилась планами на будущее. Заслуженная артистка Армении Гаяне Мкртчян прочитала отрывки из романа Иванян "Мужчина и его женщины", который готовится к печати. А еще писательница намерена продолжать переводческую деятельность.

"Любовь в эпоху перемен" - четвертый роман Полякова, переведенный Иванян. Первым был "Козленок в молоке", вышедший в 2008 году, затем по-армянски "заговорили" "Грибной царь" и "Небо падших". Так что Юрий Михайлович наверняка единственный из современных российских мастеров слова, столь хорошо знакомый армянской аудитории. А герои его, живущие по ту и эту сторону разделившего на части СССР 1991 года, близки и понятны старшему и отчасти среднему поколению сегодняшнего армянского общества. Мы тоже через все это проходили, впрочем, в несравнимо более тяжких условиях.

Главный герой романа Геннадий Скорятин - журналист, поднимающийся в табели о рангах от рядового корреспондента до главного редактора известного еженедельника "Мир и мы". Эта карьера не усыпана розами. Гена поднимается вверх, постигая и подчиняясь правилам игры, иначе вылетит из седла. За все приходится платить. Скорятин меняется, чтобы не отстать, не оказаться в ауте. Меняется внутренне, теряя цельность, оправдывая это обстоятельствами и отходя все дальше от себя другого, первозданного.

Неблагополучно складывается и личная жизнь журналиста. Жена Марина - это не только предмет пылкой страсти, но и ступень, пропуск в более высокие общественные слои для простого честолюбивого парня с пером в руках. Потом любовь уходит, эту пустоту Скорятин наивно пытается заполнить чистым новым чувством к другой женщине из провинции - Зое Мятлевой. Но обстоятельства (конечно, легче всего во всем винить обстоятельства) разрушают складывающийся союз, и Скорятин обретает относительное равновесие с любовницей, коммерсанткой Алисой. Впрочем, в финале и здесь терпит полное фиаско и вылетает из редакторского кресла. А сил жить дальше не осталось.

ПРОЗУ ЮРИЯ ПОЛЯКОВА КРАЙНЕ СЛОЖНО ПЕРЕВОДИТЬ. "Любовь в эпоху перемен" усугубляется еще и тем, что многие события и явления в эпоху перехода от социализма к капитализму не известны молодому поколению. Поэтому Лия Иванян в ряде случаев в сносках объясняет суть того или иного факта, чтобы читатель разобрался. Кроме того, у Полякова много народных острых словечек, идиоматических оборотов. Зеркально переводить их бессмысленно - вся соль пропадет. Иванян ищет адекватные армянские аналоги. Особенно ей пришлось помучиться с присказками бабушки Гены - бабы Марфы. Скажем, в тексте бабушка говорит: "Абрашке выкреститься - что выкраситься". Попробуй переведи. Иванян справилась. Довелось переводить и рифмованные строки, да еще с едким поляковским юмором. И с этим справилась (как ее дружески величает автор) "Лия Иванова".

Читая роман, ловишь себя на мысли, что по мере проникновения в поступки и мир главных героев постепенно перестаешь за них болеть и даже сочувствовать. Об этой особенности приходилось упоминать в заметках про "Небо падших". В последнем романе Полякова не чувствуется особой авторской любви к героям. Разумеется, кроме отношения к Зое Мятлевой, Зоечке. Которая в отчаянии звонит любимому и умоляет: "Я очень скучаю. Я умру. Приезжай!" В шести словах Полякова разлито море любви. А Скорятин? А что Скорятин... Он отошел от себя, потерял жену, подросших взрослых детей, а позже и Зою. Потому что не вписался в поляковскую мысль: "... лучше жить в согласии со своей кровью, а не вопреки". Эта мысль выражена автором в сложном контексте. Не будем (как сказала бы бабушка Марфуша) "дотошными, как вошь портошная". Скорятин прожил жизнь, как сумел, как получилось. Вернее, как не получилось у очень многих в тяжкую эпоху перемен.

О ней еще будет многое написано. О таких, как Скорятин и как Зоя. Конечно, похожих на Скорятина намного больше - обстоятельства... Но мир держался и будет держаться не на них. А на Зоечке.

Роман "Любовь в эпоху перемен" напомнит нашему читателю многое из ушедших годов на стыке тысячелетий. Они подвергли армянское общество гораздо более сложным испытаниям, нежели те, что выпали журналисту Гене и всем остальным на постсоветском пространстве. Однако многие из наших остались "в согласии со своей кровью". Факт поразительный и недооцененный нами самими. А другими - тем более. Но в жизни все когда-нибудь преображается, с подведением итогов эпохи перемен и началом новой, очередной.

Александр ТОВМАСЯН
 
"Голос Армении", 2017-09-04
golosarmenii.am