Культурологические статьи

Ежегодная премия «ЛУЧШИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ НЕГР» имени Александра Дюма-отца

    До чего только не додумаешься, тоскуя в самоизоляции, если не пишется и даже не читается. Снимешь с полки Толстого, углубишься и вновь убедишься: вот гений, хоть и отлученный! А ведь в наши дни Лев Николаевич даже премию «Ясная поляна» хрен бы получил, не говоря уже о Патриаршей или Президентской.

   И вдруг мне пришла в голову мысль: «А не учредить ли нам премию «Лучший литературный негр года»?... Имени Дюма-отца… Не избегал отец «Трех мушкетеров» помощи малоимущих безвестных литераторов, чего даже не скрывал от публики. Кажется, время для такой премии пришло.

     Лет пятнадцать назад я предложил ввести понятие персонифицированный издательский проект (ПИП), чтобы хоть как-то отделить титульных участников изготовления книжной продукции от настоящих писателей, создающих по мере сил свои произведения с помощью таланта и усидчивости. Чего больше – первого или второго – видно сразу, но не о том речь. За минувшие годы «пипизация», по моим наблюдениям, катастрофически проникла в так называемую серьезную, в том числе и премиальную литературу. Даже молодые сравнительно авторы все чаще перекладывают заботу о своих текстах на чужие плечи.   

    Пожалуй, самый распространенный случай – это вынужденное соавторство редактора, которому издатель передает рукопись для подготовки. Традиция сложилась еще в советские времена, когда поучительный в воспитательном смысле жизненный материал, написанный непрофессионалом, следовало довести до состояния готовности к печати. И готовили, правили, помогали, учили мастерству. Иногда получался Николай Островский. Но сегодня вынужденное «соавторство» редакторов приобрело размеры бедствия, причем, молодые литераторы, травмированные «Букером» или «Большой книгой», учиться не хотят, зная, что текст все равно «доведут» до кондиции. Знакомая редакторша рассказывала, как ей позвонил именитый дебютант и сказал: «Слушай, я там тебе как бы новый роман сбросил. Сделай с ним что-нибудь! Ну ты поняла…» Бедняжка сидела дни и ночи, сделала, успев к открытию Московской книжной ярмарки. А куда денешься? Иначе уволят. Вот и приходится не только вылавливать «блохи», которые найдутся даже у самого тщательного автора, но и править ошибки, стиль, разыскивать исчезнувших персонажей, связывать расползающиеся швы сюжета. Заступиться за редактора некому. Профсоюзы у нас по боеспособности напоминают ряженых швейцарцев с алебардами.

     Думаю, первой номинацией премии «Лучший литературный негр года» будет: «Редактор-соавтор». На конкурс принимаются первоначальные варианты рукописей известных авторов с выделенной цветом редакторской правкой.   Премия – один миллион рублей.

     Вторую номинацию я предлагаю назвать «Альтер эго» - второе я. Нынешний раскрученный литератор слишком занят, чтобы самостоятельно написать от начала до конца, скажем, роман. Ему надо успеть на все фуршеты и презентации, советы, комитеты, жюри, надо показаться на всех телешоу, побормотать во всех радиоэфирах, спеть, сплясать, провести мастер-класс для доверчивых графоманов, подойти под благословение и принять участие в камлании. А как пропустить загранкомандировку по линии Россотрудничества или Роспечати? А представительские функции или партстроительство? Могут и полком доверить покомандовать, как Аркадию Гайдару. Семейные обязанности и страстные романы на стороне тоже никто не отменял. При такой загрузке тратить драгоценное время на сочинение книг – это как расходовать валютный запас страны на культуру. Зачем? Если человек выбрал профессию библиотекаря, значит, ему деньги в принципе не нужны. Тут и приходит на помощь литератору «второе я», которое собирает для него материал (особенно, если повествование историческое), излагает собранное на общепонятном языке с точками и запятыми. Остается лишь пройтись усталой рукой мэтра и выдержать пиар-тур.

    На рассмотрение принимаются первоначальные тексты, выполненные «вторыми я». Сравнение с тем вариантом, который после вмешательства руки мэтра, вышел в свет и даже получил премию «Ясная поляна», жюри с удовольствием осуществит своими силами. Размер второй номинации - 2 миллиона рублей.

    Наконец, третью номинацию я предлагаю назвать незатейливо «Бестселлер», ведь в столь милом нам английском языке слово «seller» означает не только ходовой товар, но и самого продавца. Что греха таить, некоторые молодые и не очень молодые писатели, отчаявшись прорвать круговую оборону, которую заняли популярные издательства, спасаясь от новых талантов, продают в трудную минуту свои сочинения вместе с авторством бесплодным, но продвинутым и продвигаемым литераторам. И вдруг столичная дама, не выезжавшая дальше Николиной горы и не отличающая супеси от чернозема, потрясает общественность романом о жестоком раскулачивании тамбовских середняков. И вот уже золотой венок славы ложится на ее мелированную голову. А где-то тем временем плачет о невозвратном подлинный автор текста. Не плачь, товарищ, а лучше посылай рукопись нам! Если сумеешь доказать свое авторство и «бестселлерство», тебя ждут три миллиона рублей. О честолюбивой даме не тревожься, она купит себе еще что-нибудь, например, трилогию о строителях канала имени Москвы.

    Таков, коллеги, мой неожиданный проект премии «Лучший литературный негр года» имени Дюма-отца. Выношу на общественное обсуждение саму идею, название, а также предлагаемые номинации и денежное содержание. Принимаются любые поправки. Когда с помощью коллективного разума утрясем «концепт»   премии, тогда задумаемся о составе жюри, дате и месте вручения, а также о том, где взять деньги. Возможно, к тому времени Кремль снова обидит какого-нибудь олигарха, и он расщедрится… Впрочем, рекомендации по последней позиции – где взять деньги - принимаются в первую очередь круглосуточно.

P.S. Предложения присылайте на электронный адрес сайта.

                                 

   Юрий Поляков, самоизолянт