Интервью

Отжали страну!

Россия вошла в первую пятёрку по оттоку долларовых миллионеров. При этом в нашей стране всё растёт число богатых россиян, которые запрашивают визу инвестора для ПМЖ в США...

Почему на словах наши бизнесмены рвутся поднимать экономику России, бьют себя в грудь, заявляя в интервью, что с трудностями страна справится, а на самом деле «отжимают» у государства всё, что только возможно, и... сваливают за рубеж?  

Юрий Поляков, писатель, главный редактор «Литературной газеты»

В России предпринимательский слой в конце XIX века, в значительной степени состоявший из старообрядцев, не жалел средств на меценатство и помощь бедным, больным и т. д.

Украли и уехали? Где у российских экс-чиновников «запасной аэродром»
А тип российского предпринимателя, сложившийся в 90-е, был изначально компрадорским и антипатриотичным. (Компрадор - торговец, посредничающий между ино­странным капиталом и национальным рынком развивающейся страны. - Ред.) Россию они воспринимали как «вахтовый посёлок», где надо зарабатывать, а тратить и обосновываться на ПМЖ - совсем в другом месте.

Обогащение нашего постперестроечного бизнеса было связано с разворовыванием, присваиванием себе госсобственности, с махинациями различного рода в сговоре «с консультантами из-за бугра»…

Поэтому у нуворишей «второго пришествия капитализма» традиций патриотического предпринимательства просто нет.

Изменить эту ситуацию очень трудно, так как в нашем бизнесе действует своего рода дедовщина - дедовщина коррупционная: каждое новое поколение чиновников и предпринимателей (а это в общем-то единый слой, сообщающиеся сосуды) рассуждает так же, как солдат срочной службы. «Почему я должен жить по уставу, если до меня все служили не по уставу?»

Данил Корецкий. Данил Корецкий: у нас слово «коррупция» понимается не так, как во всём мире
То же происходит и с нашим предпринимателем. Он видел, как беззаконно вели себя его предшественники, и не понимает, почему, собственно, он должен жить по закону?

К тому же идёт постоянная либерализация уголовного наказания за хищения. Состоялась премьера моей новой комедии «Чемоданчик» в Москве и Ростове. Там офицеру, который украл у президента ядерный чемоданчик, говорят: «Ты не волнуйся, мы поговорим там, где надо, и это квалифицируют как кражу казённого имущества. А за кражу казённого имущества у нас много не дают. Отделаешься условным сроком».

Зал хохочет и аплодирует. Все понимают: так оно и есть... Если меня сегодня что-то и удивляет, то только одно: что не весь капитал от нас ещё «убежал».

Изменить ситуацию можно только очень жёсткими мерами и справедливыми законами. Слово «конфискация» должно чаще приходить на ум коррупционеру, чем слово выгода.

Статья из газеты: Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16 20/04/2016