Поэзия

РАННИЕ СТИХИ (1974-1980)

              
      
Февраль
В Москве февраль, но снова тает,
Чтобы опять застыть к ночи.
Капель ядрёная, литая,
О тротуар весь день стучит.
Снег цвета довоенных фото
Лежит, подошвами примят.
Ворчанье шин. На поворотах
Трамваи старчески гремят.
Сугробы сгорбились вдоль улиц.
Из них, журча, бежит ручей.
Сорвавшись, молнии сосулек
Пугают звоном москвичей.
             1974
               
              ***
По наследству об ушедших судим.
Для чего потрачены года?
Что имел и что оставил людям.
Вот и всё… 
                       Но если б иногда…
(Нет, я не прошу об воскрешенье!)
Возвращаться к делу своему.
Так отец приходит в воскресенье
К сыну, что живет в чужом дому…
                           1975
                 ***
Небытие… Как выглядит оно?
Я думаю о смерти по ночам.
Там, как сейчас, наверное, темно,
И так же, как теперь, часы стучат,
И тело полусном истомлено,
И мысли проплывают в тишине…
Я засыпаю. Смерть ужасна, но
То, что потом, почти не страшно мне…
                              1975
***
Я в лес вхожу, как в тайную страну,
Перешагнув крутых корней пороги.
Шумит листва, пни помнят старину,
Росистою травою вяжет ноги.
Седых стволов качающийся скрип,
Органную напоминает мессу.
И если я найду волшебный гриб,
То вызову зелёных духов леса!
                           1975, 2014
               
***

Метро к ночи похоже на Помпеи:
Всё в умерших шагах погребено,
Как в сером пепле.
                                  Звуки всё слабее.
Здесь неба нет. Немыслимо оно.
Мозаика легла, как тень, на стены…
Здесь кто-то жил когда-то, но ушёл… 
И щёткой, похожей на антенну,
Уборщица метёт античный пол… 
                        1975
         
                      
Чёрная речка
                             На Чёрной речке белый снег.
                                      Владимир Соколов
                                    1.
Вот здесь. У этой речки. На дуэли
Он ранен был.
                        На Чёрной речке. Здесь
Барьерами чернели две шинели.
И снег на землю оседал, как взвесь.  
А там – курки решительно взводились,
Тропинкою, протоптанной в снегу,
Жить рядом не хотевшие – сходились,
Чтоб верной пулей удружить врагу.
И в правоту свою глухая вера
Сковала насмерть каждую из душ.
И первым  был у чёрного барьера
От ревности осатаневший муж.
Но увидав, как зазияло  дуло,
Нацелившись безжалостным зрачком,
Повеса больше ни о чем не думал…
Снег рухнул с веток –
                                      муж упал ничком.
Потом приподнялся, сжимая рану,
И  целился, казалось, целый век.
Горд выстрелом, как «Сценой у фонтана»,
Не понимая горького обмана,
Он крикнул «браво» и упал на снег.
Но был его свинец неверно пущен.
Бард шёл убить, но волею небес
Смертельно ранен Александр Пушкин.
И еле поцарапан Жорж Дантес.
Великий нежилец на белом свете,
Тобой играл неумолимый рок:
Поэт лежит в Дантесовой карете.
И мчит убийцу пушкинский возок...
                          2. 
Поэт прощается, прощает, примирившись,
Уносит силы почерневший день,
А на Фонтанке, у дверей столпившись,
Не верят люди в чёрный бюллетень.
Рыдает Гончарова в чёрном платье.
Жуковский шепчет: «Ах, не уберег!»
Разящим словом Лермонтов отплатит
Тем, кто взводил и нажимал курок.
Кому же мстить?
                             Кавалергардской страсти?
Тем, кто интригу закрутил хитро?
Мстить чёрной зависти, а может, чёрной власти?
Но  вот уже открыты двери настежь:
Из рук упало вещее перо.

                             3.
Царь приказал. Монарх покоя хочет.
Не волновались горожане чтоб,
В кибитке при жандарме чёрной ночью.
Был увезён из Петербурга гроб.
Вдова на память вещи мужа дарит,
Плывет над снегом поминальный звон.
Убийца по приказу государя
Навеки из России удалён.
О нет, он от раскаянья не спятит,
Разбогатеет и окончит дни
Через полвека – в девяносто пятом
В кругу на совесть плачущей  родни.
 
                             4.
А чернота?
                        Её всегда хватало.
Ведь для неё достаточно свинца.
И  много очень мягкого металла
Прошло сквозь очень твёрдые сердца.
Со временем обиды побледнели,
Но давней чёрной памяти  верна
Та речка, у которой на дуэли…
Но и она не потому черна…
                                     1975, 2014
  ***
Итак,
                  я маг, волшебник, чародей
И я могу единым мановеньем
Остановить летучее мгновенье,
Остановить природу и людей:
Бегущих – в беге,
Любящих – в любви,
Врагов – в борьбе,
Обиженных – в обиде,
Убийцу – в страхе,
Мёртвого – в крови…
И обойти весь мир и миг увидеть.
Вот странный дождь
Над городом застыл,
Застыл бегущий с зонтиком прохожий,
Взметённые кленовые листы
И холодок, помчавшийся по коже…
И капля побежала по стеклу,
Когда я вновь раскрепостил минуты,
Вне времени оставив поцелуй,
Который был последним почему-то…
        1975
***
Дни наши, спокойно текущие, –
На грани грядущего века
Невообразимый народ
Представит, как мы себе Пушкина,
А Пушкин представил Олега,
Сбирающегося в поход…
        1976

***
Природа всё запоминает. Всё!
Два леса, как сошедшиеся рати,
Лесной ручей кровь русичей несёт
И пропадает в розовом закате.

А зайчик солнечный, отчаянно кружа
Среди благоухающего лета,
Отчаясь,  мечется, как будто бы душа
Большого, но забытого поэта.

Природа помнит счастье, горе, страх, –
Всё то, чего давно не помнят люди. 
И солнце на закатных небесах,
Как голова Крестителя на блюде.
             1976

***
Я держу в ладонях эту душу.
Осторожно, 
                       как чужую тайну.
Бережно, 
                  как нежную медузу,
Но душа в моих ладонях тает.
Я люблю её, 
                      Но что же делать?
Я клянусь,
                     но сколько можно клясться!
Клятвы предназначены для тела,
А душа уходит –
                                между пальцев…
                                   1976

***
Иною могла быть судьба у любимой.
Допустим, в какой-то из сереньких дней
Она промелькнула бы мимо незримо,
И я никогда не узнал бы о ней.
Путей на земле до нелепости мало.
Допустим, мы с ней разминулись. И всё ж
Кого бы и где она ни обнимала,
Я в сердце бы чувствовал странную дрожь...
                              1976, 2014
                    ***
Как птица о стёкла
Стучусь о работу и быт.
И прожил немного,
А сколько досталось обид!
Живу безутешно,
Сквозь чад
Пустяковых скорбей,
Предвидя усмешку
      Души повзрослевшей моей.
                                  1976, 2914

    ПАРОДИИ

                              ПОСОКОННОЕ
                           
Хоть сижу не под люстрою,
Благодарен судьбе.
Хорошо себя чувствую
В пятистенной избе.
Л. Беляев
Сруб с замшелыми брёвнами,
Покосившийся хлев,
За дорогой неровною
Прозябающий хлеб.
А прозябший – ковригою
Ублажает живот.
За недальнею ригою
Дорогуша живёт.
Красной косовороткою
Удивляю быков.
Батя сгинул за водкою –
Магазин далеко.
Чу! Повеяло ладаном. 
Боже, рай наяву!
Только вскорости надо нам
Возвращаться в Москву.
Много наших там кормится,
Деревенских не счесть…
У меня ведь и горница
В блочном тереме есть!

                             ОВЕЦ
                       А вот в отдельной клетке хмурый,
                       Огромный обезьян. Самец…
                       Ты принимаешь вызов гордо,
                       Бескомпромиссен ты в борьбе,
                        И что такое «про» и «контра»,
                        Совсем неведомо  тебе. 
                        Валентин Солоухин. «У зверей».

Не отличая «про» от «контра»
Загвоздок от альтернатив,
Застыл он, взгляд суровый гордо
К воротам новым обратив.
Протест в душе бараньей зреет,
Отвага светится в глазах.
Стоят ворота – он звереет.
И вдруг удар – трах-тара-рах!
Ворота повались наземь. 
За ними повалился он,
Но не моргнули овцы глазом 
И не покинули загон.
Нет, не понятен подвиг стаду!
В пыли найдя себе конец,
Лежит, осмеянный в награду,
Овец. Наверное, самец…     

ТАКСОМОТОР
                                             Отвези меня домой!
                                             Выйду я, а ты останься.
                                              Жалко мне, а ты расстанься,
                                              Но еще чуть-чуть постой…
                                               Пусть рука дрожит на дверце,
                                               Пусть порадует мне сердце
                                               Гул мотора холостой!
                                                                           Ирэна Сергеева
Много девок одиноких.
Если с парнем – то спроси:
Насчитаешь не у многих,
Чтоб работал на «такси».
Эх, катает он подругу,
Неженатый-холостой,
К дому, из дому, по кругу –
Звук мотора холостой.

Но женатому шофёру,
Как начало всех начал,
Нужно, чтобы в такт мотору
Счётчик бережно стучал.
И когда-нибудь супругов
Повезет, взметая пыль,
К дому, из дому, по кругу.
Купленный автомобиль!

                ВОСХИЩЕНИЕ 
                            По прочтении книги стихов Я. Козловского с исключительно                 
                             каламбурными рифмами                

У яков, козлов с кий
За каждым ухом – по рогу.
О, Яков Козловский,
Вы подошли к порогу
Какая открылась даль:
Омонимы все ваши!
И утопился бы Даль
От зависти к  вам в Сиваше… +
+) Автор безутешен, что не смог в последней строке достичь полной омонимии.                              

                                  ЕЙ-БОГУ!
                                         Иногда вдруг почувствуешь:
                                         В чём-то
                                        И где-то
                                        Повторяешь себя…
                                                             В. Максимов                          

Так слава приходит к поэту:
Сидел я, вихор теребя,
И понял, что в чём-то и где-то
Я сам повторяю себя.

Не всякого так осеняет –
Я тайны сберечь не сумел.
И вот уж меня повторяют
ЦК, ЦРУ, ЦДЛ…

От пят до кишечного тракта
Меня повторили давно.
Взял Пушкина где-то и как-то.
Вы мне не поверите, но…
…………………………………..Ей-богу!

            ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ
                                 На меня надвигался рояль…
                                     Вадим Сикорский
Не хочу вас пугать беспричинно,
Но душа за поэта болит:
Друг мой так же шутил с пианино,
И теперь навсегда инвалид!

                          КАК В СПАРТЕ
                                      Вы
                                      Не протянули мне руку,
                                       И тогда
                                        Я сорвался в пропасть,
                                        Но, как видите, не разбился.
                                         Испытал любовь и разлуку.
                                          Написал стихотворений пропасть…
                                                         В. Попов

В древней Спарте правило было:
Ребятишек рождалось пропасть.
И того, кто выглядел хило,
Не жалея, бросали в пропасть.
Вандализм! Но мои порывы
Не чужды описанным выше:
Я б иного поэта – с обрыва,
Только так, чтобы он не выжил!

                                                ТАЙНА
                                 Однажды я спросила удивленно:
                                            
 Откуда я?
                                            
 Нашли.
                                            
 А где?
                                            
 В лесу…
                                                        Валентина Ильина

Однажды игрушки отбросив
И взявшись за смысл бытия,
Ребёнок настойчиво спросит:
«Откуда же, мамочка, я?»
Потупится мать и уныло
На этот проблемный вопрос
Ответит: 
               – На рынке купила…
А может быть, аист принёс
– А кто эти аисты?              
– Птицы…
– А как же они донесут?
Подходит отец, горячится:
– Тебя мы сорвали в лесу!
Ребёнок поверить не может
И возобновляет допрос:
– Мы с папою очень похожи.
Он тоже под деревом рос?
Родители молча краснеют
И правильный ищут подход.
А  дочка, когда повзрослеет,
Генетики тайну поймет.
Но есть и другие секреты.
Наука не сводит концы.
Откуда берутся поэты,
Похожие, как близнецы?

              ТАЛАНТ
                         Колкое время в охапку связать
                         И перемочь беду,
                        Что-то успеть начертать-нашептать
                        Между УА и АУ…
                                                                   Петр Вегин
Новый поэт народился. УРА!
Мудрость запомни одну:
Пусть остальные кричат: УА!
Ты голоси: АУ!

Нет вдохновенья, муза ушла?
Дар стихотворный скис?
Горю помогут АУ и УА,
В коих бездонный смысл!

Будешь в искусстве жить по уму,
Будут тома и тома,
Где меж УА и прощальным АУ
Только АУ и УА…

                               КОРОТКО И ЯСНО
                                 Гомеру, Бодлеру, Хаяаму, а также Игорю Грудеву,
                                 Автору книги двустиший «Взмахи».
                              
Поэты болтливы. Так было веками.
Я далеко не пойду за примером:
Пусть первым бросит в меня камень
Одолевший всего Гомера!

Поэты туманны. Так было веками.
Опять далеко не пойду за примером.
Швырни в меня смертоносный камень
Понявший стихи Бодлера!

А я не таков. Отвечаю прямо:
Простота и краткость – сила моя:
Короче стихи только лишь у Хаяма,
Но я современнее, чем Хаям!
   
                              ПРИ ДВЕРЯХ
                                               Это вот в эти двери
                                               Входили
                                               В канун зимы
                                               «Моцарт и Сальери»
                                                «Пир во время чумы»,
                                                «Рыцарь скупой»
                                                                                     и Белкин…
                                                         Вл. Жуков    
Так  стою перед дверью,
Литературный вахтёр.
Ходят и люди, и звери.
Как-то забрался к нам «Вор»
Волк (без ягненка) случался,
Демон с Тамарою был.
«Домик в Коломне» стучался,
Медный копытами бил.
Бродят поэмы, баллады,
Горе с визитом к уму.
Как-то с «Фрегатом «Паллада» 
Шла, обнимаясь, «Муму».
Часто случается – трушу,
Обледенеешь всерьёз:
Ломятся «Мёртвые души»,
Шмыгает за полночь «Нос»!
Спросите, что за охота
И для чего тут стою?
Может, от Жукова кто-то
В дверь постучится мою…
             
             
КРУГОВОРОТ ВОДЫ
                                   А время с облегчением уносит
                                   Мои переживанья в облака…
                                                  А. Адамов

Мой дух, свободный, вечный и могучий,
Стремится в небо и летит туда,
А там его подхватывают тучи,
Потом, пролившись дождиком, вода.
Затем его несут ручьи, каналы,
Он падает с плотин, взмывает ввысь,
Но  пожурчав, и побурлив немало,
Возьми мой дух ко мне и воротись.
Вот он уже течёт в водопроводе,
Вот он – в стакане, а стакан – в руках…
Таков круговорот воды в природе.
Таков круговорот воды в стихах.

ЭТАЛОННЫЙ ПОЭТ
                                        Я строю, а кто-то ломает.
                                        Я снова, а кто-то – опять…
                                               Николай Панченко
Пишу я, а кто-то скупает,
Я снова, а кто-то – опять.
Как пули стихи вылетают,
Рифмую – и некогда спать.
«А, может, свихнулся читатель?
(Сомнения гложут порой)
С чего и с какой это стати?
Но снова берусь за перо.
Меня, как беднягу Тантала
Измучил сизифовский труд,
И зная, что сделано мало,
Уснул я, как форменный труп...
Звонок. Почтальон. Телеграммы,
А в ней телеграфным арго:
«Проснись! Надо три килограмма,
Чтоб взять по талону «Марго»...
                  
                                           
     НЕ ТРОЖЬ!
                                            И в этот тонкий и прозрачный вечер,
                                           Что выплетут из песен соловьи     
                                            Я снова имя тающее встречу
                                            И губы незамужние твои…
                                                                   

Мы были близки, а потом далёки.
Ты вышла замуж, деток родила.
Я стал поэтом, выплетаю строки
Про жизнь, про смерть и прочие дела.
Стихов и лет немало пролетело.
На улице увидел я тебя.
Как прежде – белолица и дебела,
И в тот же миг,  повторно полюбя,
Я речь завел о чувственной свободе,
Но ты сказала, не скрывая дрожь:
«Грудь, плечи, губы у меня в разводе.
Все остальное замужем. Не трожь!» 

                     
ЧЕТВЕРОСТИШЬЯ

          
                   ОБХСС
Чтоб заселить пустующие кущи,
Был на Адама матерьял отпущен.
Всего одно ребро ушло налево,
А в результате появилась Ева.      
             
        РАБОЧИЙ ДЕНЬ В НИИ
…Кофе. Рейд по магазинам. Выставка-продажа.
Литгазета. Чай. Беседа «Муж-оклад-жена».
Час обеда. Сигарета. И беседа (та же).
Лёгкий грим. Укладка сумок. Грохот. Тишина…
            
                     КЛАССИКА И ЖИЗНЬ
                                 1.
 Был лес прекрасен, хоть и не велик.
Звенели птахи, меж ветвей летая.
Приехали бульдозеры – и вмиг
«Отговорила роща золотая».

                               2.
Теперь дома особенные строят.
Я слышу, как внизу бифштекс горит,
Как наверху кого-то чем-то кроют.
И как «звезда с звездою говорит».

                                3.
Мой друг окончил институт.
Семья. Зарплаты не хватает.
Сидит в долгах… И вспомнишь тут:
«Науки юношей питают…»
1974-76