Новости

Невзгода — лучший учитель

Ольга Шаблинская, «АиФ»: Юрий Михайлович, весь 2020 год прошел под тяжестью ковида, от которой все мечтают избавиться в 2021 году. Как вы считаете, что пандемия изменила в наших мозгах?

Юрий Поляков: Я, когда лежал в больнице с ковидом, думал так: «Если выкарабкаюсь, сделаю то, что откладывал многие годы». Далее следовал обширный список будущих подвигов. И что? Ни-че-го… Впрочем, к некоторым людям пришло-таки понимание, что гедонистическая эпоха закончилась, никто не обещает нам в будущем неуклонный рост количества и качества удовольствий. Баснописец Крылов был гурман и умер, объевшись деликатесами. Мы, думаю, вступаем в эру умеренности, самоограничений. Праздник непослушания, который устраивают всюду ковид-диссиденты, свидетельствует: поняли это изменение участи пока ещё не все. Поймут. Невзгода — лучший учитель.

— Вы всё время в наших статьях критикуете олиuархов. Жизнь показала, что за границей наших нуворишей никто не лечил — им нужно было своих спасать. Изменят ли богачи отношение к России после того, что с нами всеми в было том году?

— Нет, не изменят. Я, правда, категорически не согласен с большевистской точкой зрения, что все богатые — мироеды. Достаточно вспомнить наших купцов и промышленников, вышедших из старообрядчества, они ведь львиную долю нажитого пускали на благотворительность. Однако именно с ними после революции расправились суровее всего: под корень. Наша нынешняя бизнес-элита другой группы крови, она сформировалась по принципу: не возьмешь чужое — не будет своего. Наши нувориши антипатриотичны и антинациональны. Вот уже Лебедев-младший стал лордом Англии, бароном хэмптонским и сибирским. Смешно? Да как сказать. Я, например, знаю, что построили в Москве, в России Третьяковы, Морозовы, Рябушинские, Щаповы… А что построили для своего Отечества, для страны, где разбогатели, Лебедевы? Не знаю… Подскажите!

— Какой выход вы видите? Не научишь же через силу Родину любить.

— Убежден, в нашей Державе нужно создавать систему, не побоюсь этого слова, принуждения к благотворительности и практическому патриотизму, если уж люди сами не понимают, если нет совести. Во многих странах, к слову, такая система давно создана. И начинать надо с истории обогащения каждого. Если все честно — вопросов нет. Но что-то я не верю в честные миллиарды. Нужно возвращать конфискацию не в завуалированной, а в показательной форме. Почему бы на новеньком здании не вешать табличку: «Это детская школа искусств построена на средства, конфискованные у незаконно обогатившегося «барона Сахалинского» или «герцога Сочинского». Бред? Все новое поначалу кажется чудачеством, а потом за уши не оттащишь…

— Какой-то нерадостный у нас разговор получается о происходящем в России, Юрий Михайлович. А есть что-то, что вселяет оптимизм?

— Обнадеживает то, что президент на недавней большой пресс-конференции дал слово молодой журналистке, сказавшейся беременной. Значит, глава государства понимает демографическую драму России и думает о заселении пустошей. Огорчает, что молодица нашего Путина обманула, оказавшись, как говорили в старину, «праздной».

— Как, по-вашему, противостоять тоске и тревоге, которые объяли народ?

— Знаете, я тоже какой-то писательской «боковой линией» чувствую эту нарастающую социальную напряженность, а главное, опасное оскудение в людях веры и надежды. Надо сознаться, даже от самого успешного, но долгого «царствования» у народа наступает усталость. Так уж устроен человек. И не случайно опытные властители стараются хоть иногда «удивлять» подданных. Екатерина Великая открыто меняла фаворитов, которые были фактическими премьер-министрами, а Сталин снижал цены и устраивал публичные политические процессы. Вот и у нас недавно под фанфары снизили цены на сахар, макароны и подсолнечное масло. Если бы еще на Лобном месте прилюдно выпороли тех, кто допустил их повышение на фоне беззарплатья, совсем хорошо было бы. Но избаловался россиянин. Вместо того, чтобы радоваться и ликовать, он спрашивает: «Как же так устроена наша экономика, что цены на масло регулирует сам президент, а «умненький рынок» их только задирает?» Может, тогда вернуться к Госплану? Там хотя бы все было понятно. Но особенно, по моим наблюдениям, народ раздражает социальное расслоение, лишь резче выявившееся в эпидемию. А главное — бесят абсолютно разные цели верхнего слоя и основного населения. У «основных» главная задача — дотянуть до зарплаты или пенсии, а у «верхних» — как можно больше выдоить из России и переправить за бугор. Такого конфликте интересов страна долго не выдержит.

— Но только ли дело в материальном благополучии?

— Нет конечно. Духовные обиды задевают людей иной раз даже больней.

Уверен, власть приобрела миллионы недоброжелателей из-за того, что инспирировала или допустила (уже не важно!) изгнание ватагой проходимцев великой актрисы Татьяны Дорониной из фактически ею же созданного МХАТа им. Горького. Некогда знаменитый театр ныне стремительно превратился в срамной кластер. Мне до сих пор непонятно, почему власть упорно и демонстративно пренебрегает именно теми, кто славно и бескорыстно служили Отечеству. Все СМИ провожали в последний путь Михаила Жванецкого и Валентина Гафта. Вопросов нет: люди яркие, раскрученные. Но почему же ТВ-каналы почти ничего не сказали об уходе на 93-м году жизни выдающегося государственного деятеля советской эпохи Евгения Михайловича Тяжельникова? Почему ни словечком не обмолвились о кончине крупного издателя, «советского Сытина», блестящего шолоховеда Валентина Осиповича Осипова? Ах, они не либералы? Вот если бы «довлатовед» умер… И что же теперь — наплевать и забыть, как говорил Чапаев? Странный и очень опасный перекос в останкинских головах…

— Знаю, что создана Ассоциация писателей и издателей. Что думаете об этом событии?

— «Литературная газета» о необходимости консолидированной писательской структуры взывала с 2001 года, когда я пришел в «ЛГ». На Всероссийском литературном собрании в 2013 году президент Путин поддержал мое предложение создать такое объединение. Семь лет запрягали и вот — поехали. Кажется, быстро. Председателем АПИ стал Сергей Шаргунов. Наблюдательным советом будет руководить Сергей Степашин, а Творческий совет, куда вхожу и я, возглавил Владимир Толстой. Пока рано говорить об успехах, но без единой профессиональной организации писателей развитие отечественной словесности зашло в тупик. Литература деградирует.

— А как обстоят дела с вашей Национальной Ассоциацией драматургов?

— Работаем, сестра! Проводим З-й сезон Международного конкурса на лучшую современную пьесу «Автора — на сцену!» Нынешнее Министерство культуры нас почему-то в упор не видит. Наверное, с них достаточно «новой драмы» и «Золотой маски». А вот зрителю этого недостаточно.

— На нашем проекте «Жизнь онлайн» в конце прошлого года вы рассказали, что скоро выйдут новые ваши книги. Чем писатель Поляков порадует своих читателей в ближайшее время?

— В начале года в «Книжном мире» выйдет сборник моей «ковидной» публицистики. На встречах спрашивают, будет ли допечатка сборника эссе о писательском труде «Селфи с музой»? Да, и только что книги поступили в продажу. «Прометей» готовит к выпуску книгу Ольги Яриковой «Юрий Поляков: колебатель основ или охранитель устоев?» Пишу рассказы о советском детстве. Плотно сел за сатирический роман о телевидении, которое хорошо знаю. Название уже придумал, но пока не скажу…

21.01.2021

Еженедельник "Аргументы и факты"